Российское против английского - какое корпоративное право лучше?

Английское корпоративное право славится своей гибкостью и предсказуемостью, а российское еще несколько лет назад не позволяло решать огромное множество бизнес-задач. Но после реформы ГК ситуация стала меняться. Какова она на сегодняшний момент, обсудили гости тематической сессии на Казанском юрфоруме.

Мы не только поговорим о своеобразном соперничестве английского и российского корпоративного права, но обсудим реформу крупных сделок и сделок с заинтересованностью, пообещал модератор сессии «Российское vs. английское право в корпоративных сделках» партнер АБ «ЕПАМ» Дмитрий Степанов. Плюсы английского корпоративного права - возможность конструировать абсолютно любые отношения, которые нужны, и предсказуемость, рассказал Робин Уиттеринг, партнер «ЕПАМ». В России за последние несколько лет отрасль заметно развилась, но предсказуемости российским судам недостает, отметил Уитттеринг.

В целом российские суды справляются, был другого мнения партнер «ЕПАМ» Валерий Еременко. После реформ 2014 года судебная практика по корпоративным новеллам потихоньку складывается: можно включить условие о том, что акционер может финансировать общество, оспаривать решение собрания, вынесенное в нарушение корпоративного договора и так далее, перечислил Еременко.

Коммерческая мотивация и сила в переговорах нередко определяет выбор юрисдикции, поделился партнер международной юрфирмы Akin Gump Strass Hauer & Feld Сурен Горцунян. Кроме этого, значение имеет наличие активов за рубежом – это влияет на исполнение судебного решения. Стремление скрыть бенефициара, наоборот, становится менее важным, по наблюдениям Горцуняна. Он считает, что российское право будут со временем все больше использовать в отношении российских активов, тем более, по заверениям уже есть практика. Наличие практики само по себе еще не обещает определенности, ведь дела могут разрешаться по-разному, отметил директор института «М-Логос» Артем Карапетов. Если бы наши суды бездумно не запрещали лишнее – не было бы необходимости менять законы, считает Карапетов.

Об изменениях правового регулирования крупных и «интересных» сделок рассказала вице-президент по правовым вопросам АО «Объединение Ингеоком» Ольга Савина. Законодатель защитил мажоритариев, но усложнил жизнь миноритариям, и проще не стало никому, считает Савина. Другого мнения оказался директор по корпоративному управлению «ПросперитиКэпиталМенеджмент» Денис Спирин. Раньше оспорить сделку мог, в целом, только мажоритарий, а теперь это право расширено, да и точный размер убытков не надо доказывать, отметил Спирин. Но с понятием крупных сделок можно «юлить» так, чтобы их фактически не было. А новеллы по «интересным» сделкам идут в плюс бизнесу и уменьшают рутинную нагрузку на органы управления компанией, похвалил законодателя Спирин.