Kazan Legal 2017: как собрать доказательства для иностранного процесса

Чтобы выиграть спор, нужны доказательства – такими словами старший юрист ЕПАМ Ольга Цветкова открыла круглый стол Российской арбитражной ассоциации «Сбор доказательств для иностранного процесса». На нем собравшиеся обсудили их различные виды: как получить и представить, и нужно ли. Кроме того, они рассказали о некоторых принципиальных отличиях иностранного процесса от российского. Судя по тому, что в конференц-зале не осталось ни одного свободного места, посетители сочли эту информацию очень полезной.

Великобритания

О нюансах раскрытия доказательств в Англии рассказала советник международной юридической фирмы Bryan Cave (Лондон) Мария Гриценко. Необычна для российских юристов обязанность раскрыть документы, которые могут поддержать не только твою позицию, но и позицию оппонента, под страхом негативных последствий (disclosure). Если сторона решит не предоставлять те или иные доказательства, судья может сделать вывод, что они говорят не в ее пользу, предупредила Гриценко. Правда, можно объяснить, что они не предоставлены, объективными причинами. «Мы в нашей компании храним имейлы один год, а разбирательство состоялось через два года», - привела пример Гриценко. Российские законы не регулируют хранение документов, которые, как правило, интересуют английский суд, поэтому докладчик рекомендовала заранее подумать, как организовать работу с ними в компании.

Юрист рассказала и о других нюансах процесса в Великобритании. Например, ответчик может возражать, если истец предлагает раскрыть слишком широкий круг доказательств. Кроме того, суды должны учитывать законы сторон разбирательства, чтобы не допустить дискриминации (например, адвокатскую тайну).

Швеция

Как работают с доказательствами в Швеции, поделилась советник международной юрфирмы Delphi (Стокгольм) Полина Пермякова. По ее словам, основные черты процесса в этой стране – это относительная пассивность суда, состязательность сторон и автономия их воли. Последнее означает, что о каких-то процессуальных аспектах контрагенты могут договориться в соглашении. Что необычно для русских юристов, нет правила допустимости доказательств, суд примет любые (даже те, которые получены с нарушениями). Он просто даст им потом соответствующую оценку. Отклонить доказательства он может лишь в тех случаях, если они явно не имеют никакого отношения к делу, или представлены слишком поздно.

Те, кто судится в шведских арбитражах, должны быть активны, ведь суд исследует дело лишь в объеме представленных сторонами доказательств. Он сам может требовать представить какие-то документы лишь в исключительных случаях. Еще одна особенность местного процесса – в том, что к каждому доказательству нужно объяснение, зачем оно нужно и что поможет обосновать.

Свидетели и эксперты в международном арбитраже

О свидетелях в судах англо-саксонской системы рассказал руководитель практики международных судебных споров и арбитража, партнер «ЕПАМ» Евгений Ращевский. «У нас все стараются скрыть изобличающую их правду, но в арбитраже надо быть правдивым, чтобы вызвать доверие у судьи», - посоветовал он. Он рассказал о практике, которая для российских юристов необычна – оплате свидетелей. Иногда это допускается. Например, чтобы обеспечить явку свидетеля и заинтересовать его, можно купить ему авиабилеты, забронировать гостиницу, компенсировать вынужденный отпуск на время слушаний. Это должна быть максимально прозрачная система (опять-таки, для того, чтобы судья мог вам доверять, а оппоненты не могли «изобличить»). Свидетель не должен делать тайны и из того, что позицию ему помогали готовить юристы.

Тему таких доказательств, как заключения экспертов, раскрыл юрист международной юрфирмы Derains & Gharavi International (Париж) Сергей Алехин. Он посоветовал не забывать о экспертах. Их может быть полезно привлекать даже для самых простых процессов. Алехин привел в пример один из своих кейсов. Ответчик победил в нем только потому, что его позиция была подкреплена мнением специалиста. В то же время, на расчеты истца судья заметил, что они не подтверждены экспертом. Как выбрать эксперта, рассказал директор отдела форензик КПМГ в России и СНГ Олег Мисюра. В частности, по его словам, надо обращать внимание на специалистов, которые работают в команде (а значит, могут взяться за работу в установленные сроки), и тех, кто может донести свою позицию однозначно, ясно и понятно. Хотя у российских юристов могут быть другие представления о роли эксперта, он в первую очередь отвечает перед судом и лишь во вторую – перед заказчиком, предупредил Мисюра. Если судья засомневается в непредвзятости эксперта, дело может быть провалено, подытожил спикер.

Автор: Евгения Ефименко